Grand Central — любовь моя!

Вы уже наверное привыкли, что я тут признаюсь в любви всяким странным вещам — то Чайнатауну, то бегу в парке спозаранку.

Ну так вот, готовьтесь. Сейчас будет ода железнодорожному вокзалу :)

Да-да, всё верно, вокзалу. Правда, не простому, а самому центральному, самому необычному и красивому вокзалу, который я только видела — Grand Central Terminal.

Вам ничего не говорит это сочетание слов? И мне оно ничего не говорило, пока 1 февраля 2013 года, за пару недель до моего отъезда в Нью-Йорк, мама не увидела по телевизору репортаж о праздновании столетия этого самого вокзала и позвала меня.

Я только запомнила, что он красивый, и что среди разных знаменитостей, выступавших на церемонии, была Миранда из сериала «Секс в большом городе», и она рассказывала, как праздновала школьный выпускной в ресторане вокзала.

Мне тогда это показалось очень странным — выпускной на вокзале. Я еще не знала, что вокзал этот очень не простой, и снять в нем ресторан на вечер стоит не одну сотню тысяч долларов.

Например, вот этот роскошный устричный бар, находится на своём месте непрерывно с 1913 года, с самого открытия вокзала.

С первого взгляда я полюбила Гранд Централ при личной встрече. Специально старалась заканчивать вечерние прогулки возле него, чтобы потом искать свой поезд метро, путаясь в красивых гранитных коридорах.

Даже подружилась с парочкой музыкантов, которые играли по вечерам на платформе шестого поезда — необычное сочетание, ксилофон и саксофон — и не уезжала на первом подошедшем поезде, чтоб подольше их послушать.

Здание спроектировано так, что входя в него чувствуешь себя желанным гостем и очень важной персоной. Гранит, золоченые надписи, высокие светлые потолки. Тебя так и затягивает на свет огней и гул толпы, в водоворот нью-йоркского метро.

Сейчас здесь кипит жизнь днем и ночью. Приходят и уходят поезда, парочки встречаются под часами в центре зала, звенит посуда на этаже с кафешками, респектабельные джентльмены пьют свой вечерний пунш перед тем, как отправиться домой в пригород.

А на самом деле, мы с вами могли никогда не увидеть Гранд Централа.

Вокзал изначально строили как произведение искусства, используя новейшие технические наработки тех времен, например лампочки Эдисона, совсем недавно запущенные в массовое производство. Говорят, многие из них горят и по сей день.

Построил вокзал товарищ Вандербильт — тот самый миллионер, с дочкой которого хотела соперничать Эллочка-людоедка, примеряя на себя мексиканского тушкана. Семья Вандербильта начинала с самых низов и в итоге стала одной из богатейших семей Америки.

Вандербильт любил говорить «Огромные дубы вырастают из маленьких желудей». В оформлении вокзала тут и там используются мотивы из желудей и дубовых листьев, чтобы напоминать нам об этом.

На момент строительства вокзал был практически «в чистом поле» — на 42 улице не было ничего, только переплетение рельсов да деревянные башни старых ж/д станций, весь Нью-Йорк тогда помещался в районе Уолл стрит и Сохо, на юге Манхэттена, а на нынешней площади Таймс Сквер стояли загородные усадьбы.

Сейчас же фасад вокзала теряется среди соседей-великанов.

Со строительством Публичной библиотеки и вокзала Гранд Централ, город Нью-Йорк начал расширяться на север и занимать те земли, которые сейчас считаются его сердцем.

В лучшие времена на вокзал в сутки приходило 480 поездов, один поезд каждые три минуты, и был специальный человек, который каждые три минуты писал о прибывающих поездах на исполинской грифельной доске.

Сейчас тут на двух разных уровнях под землей ходит метро и пригородные поезда, а все поезда дальнего следования перенесли на Penn station.

В послевоенные годы вокзал был в упадке, тут ночевали бродяги, и в бывших роскошных кабинетах хранился инвентарь.

В шестидесятые от него хотели оставить только фасад и построить на его месте башню из стекла и бетона, выше, чем Эмпайр Стейт Билдинг. Но на защиту исторического здания, в числе прочих, встала Жаклин Кеннеди, она написала письмо мэру Нью-Йорка, и строительство отменили.

Если бы вокзал не удалось защитить, он ничем бы не отличался сейчас от окружающих небоскребов.

Былую роскошь Гранд Централу вернули только после 1994 года, когда вокзал перешел в руки управляющей компании метро.

Тогда восстановили одно из знаковых мест — кабинет Джона Кембелла, одного из директоров вокзала, сегодня это — «секретный» бар Campbell apartment.

Можно заглянуть туда вечером в поисках духа двадцатых годов, и попробовать их знаменитый «Пунш во время сухого закона» — «Prohibition punch».

В девяностые же при наведении порядков отмыли и потолок в главном зале, и с удивлением обнаружили на нем изображение знаков зодиака на небе.

В память о том, как закопчён был потолок, оставили маленький неотмытый кусочек.

Видите его? Темный квадратик возле руки одного из Близнецов.

К слову о чистоте, сейчас в Гранд Централе очень чисто, уютно и в целом приятно.

Можно зайти туда просто чтобы посидеть на гранитных ступенях, поглазеть на толпу, или же спуститься на «обеденный этаж» и съесть вкусный недорогой обед в одной из многочисленных кафешек, с видом на философские картины о времени.

Не бывает времени правильного или неправильного, времени работать или отдыхать. Есть просто одно только — время.

Я решила, что самое время сделать себе маленький подарок.

Вот этот постер ездил в вагонах метро с 2012 по 2013 год, я его видела там в предыдущие поездки и всегда любовалась, ведь там нарисован Гранд Централ. А теперь я увожу его домой, и у меня будет собственный кусочек подземки Нью-Йорка, города, который никогда не спит.

Share Button

6 thoughts on “Grand Central — любовь моя!

  1. Нина:

    чудесно!

  2. Настя:

    Извини, за нескромный вопрос… А постеры там продаются или втихаря в вагонах снимаются?)

    • Olga Sizykova:

      Возможно и втихаря снимаюся тоже :) но я купила в магазинчике при музее метро.

  3. Эл:

    я по часам узнал — этот вокзал был в Мадагаскаре

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *